«Одесситы получили по морде очень сильно, терпят» — мнение

0
286
«Одесситы получили по морде очень сильно». Терпят». Следующими шагами украинских националистов в Одессе может быть снос памятника Екатерине II, атака на храмы Московского Патриархата. Местное население уже даже не играет роли статистов на выборах. Сопротивление одесситов подавлено. Их позиция больше не важна для Киева, который готов продавить любое нужное решение.
О ситуации в городе обозревателю Валентину Филиппову рассказал экс-кандидат в мэры Одессы Вячеслав Азаров.
Валентин Филиппов: Вячеслав, привет! Одессу упорно раскачивают. Кого хотят поставить вместо нынешнего мэра Геннадия Труханова?
Вячеслав Азаров: Одесская мэрия всегда была коммерческим предприятием. Только в предыдущие периоды, до этого режима майданного, она работала с оглядкой на население, с оглядкой на какие-то оппозиционные силы.
А теперь у нас власть, которая опирается на внешнее управление, а внутри её поддерживают 2% населения, и центральной власти оглядываться незачем на электоральные настроения. И такая же система продуцируется на места.
Была такая поговорка во времена «перестройки»: — Куй железо, пока Горбачёв.
Валентин Филиппов: Да.
Вячеслав Азаров: Вот сейчас происходит примерно то же самое. Не надо ни на кого оглядываться, есть договор с центром, поэтому можно пилить бюджеты, изменять своему электорату, который тебя избрал.
Мы же видим, как изначально избирали одни люди, а теперь в борьбе этих группировок внутри режима мэрия стала опираться на ультра-правые организации. «Национальный корпус» одиозный и другие майданные организации.
Валентин Филиппов: Так что получается, что эти «народные» восстания и штурмы мэрии — это делается просто для картинки? Если всё решается в центре, то зачем весь этот цирк, свезённый на автобусах?
Вячеслав Азаров: Нет. Это всё-таки борьба кланов. Борьба группировок. Власть не едина, там определённые группы интересов. Так же и в Одессе определённые группы интересов, которые имеют доступы к тем или иным структурам центральной власти.
То есть, понятно. Возникает какая-то ситуация скандальная, которую покровителям в Киеве трудно сдерживать и покрывать. И можно пробовать сменить власть.
Начинается это всё из-за того, что потеряна сама связка между электоратом местным и руководством местного самоуправления. Так как оно ориентировано на Киев, у него становятся подстроенные под Киев другие политические взгляды.
Здесь борются несколько кланов, у каждого из которых есть свои полевые команды, они все прорежимные майдановские, потому что никакая оппозиция здесь ничего силового давно иметь не может. А так как мэрия оторвана от населения, то её можно и сковырнуть. И поставить кого-то другого. Попытаться, как минимум.
Ну и понятно, что, если бывают серьёзные наезды какого-то майдана, то от него, как один из вариантов, можно откупиться. Это тоже какие-то финансы. Ты создал группировку, которая штурмует мэрию, но тебя купили. Заработал денег. Это всё коммерция.
А получилось – заработал много. Снял мэра, поставил какого-то своего.
Выборы, к сожалению, здесь давно никого не интересуют.
В худшем развитии ситуации, которая происходит с этим детским лагерем «Виктория», могут на время следствия попытаться снять Труханова, поставить какую-то форму президентского правления, как было с Гурвицем в 1998 году, потом сделать выборы через суд, произвести перевыборы контролируемые, подавив любое общественное мнение. Вернее – его не учитывая. Хай себе люди на кухне где-то разговаривают о своём. А мы поставим того, кого нужно.
Вот режим такой в нашей стране, что делать. Никакой демократией здесь не пахнет.
Валентин Филиппов: Так что? Опять Гурвиц, что ли?
Вячеслав Азаров: Гурвиц старенький.
Валентин Филиппов: Да? Старенький? Это порождение Новодворской и Борового, оно даже мёртвое будет карабкаться.
Вячеслав Азаров: Я думаю, если сейчас основная антимэрская группировка зиждется на ресурсах Кивана, может и Киван пойти (Аднан Киван – бизнесмен сирийского происхождения, крупный застройщик в Одессе).
Вопрос же не электорального выбора. Вопрос договорённостей в центре. И хоть Киван, хоть Гурвиц, хоть варяг из Новой Гвинеи. Скажут, что Миклухо Маклай учил их украинскому языку. Всё. Это наш человек. Пусть приезжает и правит. И все заткнутся и умоются. Потому что давно здесь такая авторитарная система. Решает всё Киев, а люди уже даже не статисты. Они из себя что-то представляли статистами на прошлых местных выборах. А теперь это просто сторонние зрители.
Вы же видите, что все группировки, которые против мэра, они вообще не имеют лидеров одесских. Это всё приезжие люди, которые в свой момент хорошо рискнули, и приехали здесь искать счастливую жизнь, а до этого в Белгород-Днестровском, Кировограде, ещё в каких-то городах, они были никто. Понятно, что они кровно заинтересованы докачать ситуацию, насколько им позволят их командиры, их ресурсы и административный центр страны.
Валентин Филиппов: Итак, элиты ориентируются на Киев. Я ролик на днях посмотрел. Производства трухановских. И этот ролик утверждает, что Аднан Киван «финансирует терроризм на Востоке Украины». И там даже нарисованы схемы про то, как Киван отдаёт деньги. А Марков лично разносит по окопам.
Поэтому ребята на той стороне спрашивают: — Где деньги Кивана?
К чему я это говорю. Казалось бы, сколько тот же Труханов замазан общением с пророссийскими активистами, — но он уже пророссийским активистом и финансистом сделал Аднана Кивана. А тот ему отвечает в том же плане.
Я клянусь, если бы Республики Луганская и Донецкая получали хотя бы один процент тех денег, которые украинские политики приписывают, то это были бы самые богатые Республики не только на постсоветском пространстве. И туда бы уже переехало всё население Украины.
Вячеслав Азаров: Я смотрел первый ход этого технологического приёма, когда приехали люди Корчинского под стройку, они обвиняли, что Киван работает с Марковым. Это впечатлило. Своей наглостью.
Тут же главное – деморализовать противника. Заставить его оправдываться. Сбить накал наступления. Это чисто боевая тактика.
Валентин Филиппов: Главное, бедный араб даже не знает, где эти сепаратисты находятся.
Вячеслав Азаров: Талантливый ход. Как будут дальше качать – не знаю. Вот пытались какие-то безобразия под Пантелеймоновским монастырём (националисты спилили ограничители-«лягушки» на парковке возле храма УПЦ МП).
Продолжают качать, есть сигнал на раскачку. Никто в Киеве не гасит эту волну. Идёт такое соревнование. Конкурентная борьба. Ну, давайте посмотрим, кто из них победит. Потому что, я понимаю, у Киева, при том, что одесская мэрия нормально рассчитывается, раз она ещё сидит у себя в кабинетах, есть к ним определённые претензии. И если их сковырнут на достаточных основаниях, то и Киеву будет нормально.
Валентин Филиппов: Украине удалось как-то стабилизироваться. Я не ожидал в 2014 году, что удастся. Но теперь Одессу качают. Плюс там Саакашвили бегает по Западной. Плюс закон об образовании. Зачем они сами это делают?
Вячеслав Азаров: Ты говоришь – не ожидал в 2014 году. Я тоже не ожидал. Они оказались лучшими психологами, чем мы. Они потихонечку внутри передавили, понимая, что люди не имеют навыков сопротивления, как масса. Достаточно передавить какие-то центры влияния, заткнуть рты лидерам общественного мнения, и народ рассыпался.
В Одессе мы тут как-то на своих нищенских ресурсах пытались три года сопротивляться между разными группировками. Чтобы оставаться в телевизоре, чтобы между какими-то акциями свою точку зрения произносить для людей. Это тоже всё выдавили. Куликово поле уже выходит по субботам-воскресеньям, их никто не трогает, но и никто не показывает. Там – несколько человек. И, вроде, его не существует.
И теперь, когда народ атомизирован, рассыпан, нет никакой политической структуры и медийных ресурсов, освещающих, теперь можно пытаться и памятник Екатерине, и Труханова, и кого угодно…. А что? Народ, ну, раз высыпал, два, высыпал. Получили по морде очень сильно и перестали. Терпят.
А они идут дальше, чтобы полностью раздавить любую альтернативу. Остаёмся мы в полуподпольном состоянии, в надежде на какие-то внешние изменения. Ну и просто, такое упорство, потому что — а куда уже с подводной лодки? Это моя точка зрения, как там у сатириков? «Я умру на контроле». Вот.
Что же делать? Будем ждать лучших времён, постепенно, вот с такими отдушинами, спасибо за это интервью, за право высказать свою точку зрения, и показать, что здесь не только те оголтелые, которые между собой делят власть в Одессе. А к одесситам имеют постороннее отношение.
Это у них вотчина для кормления. Они вотчину делят, и никто не спрашивает тех холопов, которые на этой вотчине живут. Вот в такое состояние мы пришли.
Валентин Филиппов: Ну, а будете у нас на Колыме или в Крыму – заходите. Мы вас всегда ждём, Россия большая. В гости ждём. Потому что кто-то должен в лавке оставаться.
Вячеслав Азаров: Ну, в эмиграцию я не собираюсь. Лучше пусть нормализуются отношения между странами.
Валентин Филиппов: В эмиграцию не зовём.
Вячеслав Азаров: И так своих там достаточно.
Валентин Филиппов: Нас тут много. Мы и вернуться все не можем. Одесса не резиновая

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ